Домашняя яхт-верфь.

Сайт создан для тех, кто мечтает построить яхту своими руками — яхту своей мечты…

“The Тransat 2004”: вместо количества – качество.

0018

Каждые четыре года в самом начале лета из британского порта Плимут в направлении американского побережья отправляются парусные яхты — здесь стартует самая старая и престижная океанская гонка яхтсменов  одиночек через Атлантику. Именно этой регате, впервые проведенной в далеком уже 1960 г., суждено было открыть два величайших имени в парусной истории — британца Френсиса Чичестера и француза Эрика Табарли.

Она же стала и местом ожесточенного спортивного соперничества представителей двух стран, ведь фактически именно победа Э.Табарли во второй гонке 1964 г. ознаменовала начало превращения Франции в великую парусную державу и дала толчок непрекращающимся спорам журналистов и спортсменов — какая же из двух наций задает тон на океанских дистанциях.

Бурное развитие океанского парусного спорта во Франции привело к тому, что созданная англичанами гонка к концу века стала едва ли не чисто французским состязанием. В текущем году регата претерпела очередные изменения. Теперь она называется “The Transat” (предыдущие названия — “Europe 1 New Man Star” и OSTAR — “Observer Singlehanded Trans Atlantic Regatte”).

Впервые за более чем 40летнюю историю состязания финиш был перенесен из Нью Йорка в Бостон. Правда, дистанция гонки осталась практически неизменной — 2800 миль по генеральному курсу, что позволило наблюдателям более или менее корректно сравнивать результаты прошедших гонок с нынешней. 31 мая 2004 г. в 14 ч в пасмурную погоду при 20узловом ветре от WSW был дан старт для четырех классов яхт одновременно.

Стартовую линию разделили на три части: для 60 – футовых многокорпусников, для 60 — футовых однокорпусников и для всех 50 — футовиков. Судейское судно находилось между двумя 60футовыми флотами, с него теннисная дива Анна Курникова и звезда британского паруса Эллен Макартур и дали сигнал к началу состязания.

Однако первые проблемы у некоторых яхтсменов появились еще за полтора часа до этого момента — вначале был вынужден вернуться в гавань катамаран Ива Парлье из — за неполадки автопилота. Чуть позднее и Алану Готье пришлось возвратиться из — за повреждения рулевой системы. По счастью, береговым командам гонщиков, не успевшим расслабиться, удалось устранить дефекты буквально за считанные минуты, после чего “Mеdiatis  Rеgion Aquitaine” и “Foncia” присоединились к остальным яхтам.

Поторопившись, фальстарт взяли сразу пять(!) “Open 60” и один тримаран ORMA: все та же несчастливая “Gitana X”. Сразу же после старта в гавань отправились два тримарана: “Great American II” Ричарда Вильсона из — за поломки рулевого устройства и его систершип “Nootka” ветерана трансатлантических гонок Майка Бирча, вошедшего в число участников в последний день — из — за сломанного шверта.

Начальной отметкой на маршруте у гонщиков был поворот у знаменитого Эддистонского маяка в Плимуте в восьми милях от старта, затем — уже м. Лизард, к которому лидеры подошли еще ночью, далее лежал открытый океан. Как раз примерно в этом месте серьезная поломка произошла на “Ecover” — вышел из строя мотор привода гидравлической системы перекладки киля.

002

Все попытки Майка Голдинга привести его в порядок успехом не увенчались, и он решил продолжать борьбу, вручную качая гидравлический насос. До 30 минут тяжелого труда уходило у него для перекладки киля с борта на борт при каждой перемене галса, а дистанция этой гонки идет навстречу господствующим ветрам и “трамвайной” никак не является.

Мужество гонщика и его уверенность в собственных силах вызывают глубочайшее уважение. Но сейчас яхтсмену пришлось уступить завоеванную первую позицию во флоте Ж.ПьеруДику на “Virbac”. Лидеры среди флота ORMA долго держались, как связанные между собой — разрыв между судами не превышал одной мили.

Ослабевший вопреки всем первоначальным прогнозам ветер не облегчил жизни спортсменам — напротив, капитаны ведущих яхт вынуждены были почти все время бодрствовать, отслеживая поведение соперников и меняющийся ветер, не полагаясь на автопилот.

“Geant” и “Sodebo” и вовсе затеяли между собой натуральную игру в кошкимышки: в открытом океане яхты, ведомые капитанами экстракласса, в течение 20 часов маневрировали на расстоянии одного кабельтова друг от друга.

За вторые и третьи сутки гонки их шкиперы в общей сложности спали не более трех часов каждый — и здесь рационально распланировавший свой отдых капитан “Geant” в “ближнем бою” сумел переиграть своего соперника.

Традиционно считалось, что тактическая борьба в Транзате заканчивается с прохождением о. Силли, но на этот раз ведущие яхты более 80 часов держались рядом, чему в значительной степени способствовали близость антициклона и ровный ветер без шквалов и порывов.

А в глубине Атлантики уже формировался первый для гонщиков шторм… Эта депрессия зародилась в северной части океана — на NW от основной группы яхт. Большинство многокорпусников (и это стало откровением для журналистов и болельщиков) устремились по кратчайшему пути прямо в центр циклона с тем, чтобы, выходя из него, быстро двигаться с сильными ветрами холод ного фронта.

Тактические решения, принятые 3 июня, стали этапной вехой в истории одиночных океанских гонок: прежде еще никогда не бывало, чтобы весь флот (и в первую очередь — хрупкие многокорпусники) уходил бы так далеко к северу от дуги Большого круга, при этом не уклоняясь от шторма, а напротив — сознательно и целенаправленно ища встречи с ним! Чтобы замысел удался, лавной задачей яхтсменов стало очное попадание в “глаз бури”.

003

Недостаточный уход к северу означал — бы, что все проделано напрасно — судно оказывалось в зоне сильных и встречных ветров, а чрезмерно большой “крюк” значительно удлинял путь. Отдыхать было нельзя, приходилось постоянно анализировать погодные и спутниковые карты и все время корректировать курс, направляя яхту точно в центр депрессии.

При этом следовало помнить и об айсбергах — канадская ледовая разведка насчитала в том районе без малого 90 дрейфующих ледяных глыб. Лишь один ведущий гонщик, точнее, гонщица Карин Фоконье, приняла противоположное решение — дочь прославленного гонщика – одиночки на тримаране “Sergio Tacchini”, находясь почтив 200 милях к югу от основной “многокорпусной” группы, предпочла идти по ортодромии, т.е. по самому короткому пути, компенсируя этим невысокую скорость.

Обычно очень напористая, Карин на этот раз решила не рисковать — возможно, ей вспомнилась “Route du Rhum” 2002 г. (“КиЯ” №183), когда она провела на своем разваливающемся тримаране несколько тяжелых суток в ожидании спасателей. Вообще, еще с середины мая все наблюдатели пыались провести параллели между той несчастливой гонкой и нынешним Транзатом — еще и потому, что после “того” шторма с трудом возрождающийся флот ORMA (“КиЯ” № 191) сейчас впервые встречался действительно с серьезным циклоном.

И поведение яхтсменов наглядно демонстрировало, какой большой шаг в технике и тактике сделал парусный спорт за прошедшие полтора года: если в 2002 г. многие тримараны в схожей ситуации уходили от шторма (или встречали его с голыми мачта ми), то сейчас… сейчас агрессивно пошли навстречу ему!

Первым центр депрессии ночью 4 июня миновал Мишель Дежуайя на “Geant”. Сообщив в штаб о 50узловом ветре и повернув на генеральный курс, опытнейший гонщик… преспокойно улегся спать, наращивая свой уже 60мильный отрыв от ближайшего соперника — им была все та же “Sodebo”, со старта тенью повторяв шая все маневры лидера (тактика, заметим, тоже требующая мастерства).

Остальные преследователи оказались не столь удачливы — “Banque Populaire” дважды был близок к полному перевороту через нос, а на “Gitana XI” стаксель вырвало из закрутки порывом 45узлового ветра (как и на “Sopra Group” полтора года назад).

Но если “Sopra” в той ситуации мгновенно перевернулась, то сейчас “Gitana XI” благодаря Фреду ле Петрэку осталась в гонке (правда, ему потребовалось почти шесть часов тяжелейшей работы на семиметровом волнении, чтобы укротить разбушевавшийся парус).

004

Тем не менее, что — бы не подвергать в азарте борьбы себя и своих коллег ненужному риску, к вечеру 4 июня “многокорпусные” гонщики достигли по радио джентльменского соглашения — не забираться севернее 47й параллели (а позднее и западнее 47° з.д.): именно там дул сейчас самый сильный ветер и располагалась самая опасная часть зоны айсбергов.

С не менее тяжелыми волнами столкнулись и лидеры флота “Open 60”. 4 июня в 18.30 пришло сообщение с борта “Virbac” — яхта совершила полный переворот на 360° и потеряла мачту. В этот момент судно находилось на 500 миль южнее оконечности Гренландии — примерно в 100 милях от центра шторма, где скорость ветра достигала 30 м/с, а высота волн — 6–7 м. В момент инцидента Жан Пьер Дик находился внизу, что, возможно, спасло его от серьезных неприятностей.

Не потеряв самообладания, он немедленно избавился от обломков мачты и сообщил в штаб, что корпус не поврежден и что после окончания шторма он под аварийным парусом повернет к Ирландии.

К этому моменту с дистанции сошли еще две яхты — тримараны “Gitana X” и “Crepes Whaou”, оба из — за поломок швертов, а лидер гонки — им попрежнему оставался Мишель Дежуайя на “Geant” — уже прошел больше половины пути.

У флота “Open 60” к 6 июня было три четко выраженных лидера: “Ecover”, “Pindar AlphaGraphics” (Майк Сандерс) и “Cheminees PoujoulatArmor Lux” (Бернард Штамм). Несмотря на то, что яхта Штамма была на четыре года старше, чем “Ecover”, по скорости хода она почти не уступала своей более современной сопернице.

Характерно, что весной в ходе гонки “1000 Miles Calais” все “шестидесятки” финишировали в полном соответствии со временем своей постройки — первой пришла только что спущенная на воду “Bonduelle”, второй — чуть более старая “Ecover” и т.д. Подобная расстановка по ранжиру несколько обескуражила даже рьяных апологетов открытых классов, и начали раздаваться голоса о необходимости разработки и введения и здесь “каких — нибудь” систем гандикапа.

И вот теперь Бернард Штамм наглядно демонстрировал, что возраст яхты, конечно же, имеет значение — но воля и опыт ее капитана значат ничуть не меньше. Все же первым центр депрессии благополучно проскочил Майк Голдинг, резко увеличив свой отрыв от соперников. Лидирующую группу “Open 60” стремительно нагоняла “PRB” под командованием опытного Винсента Рю.

Едва он сравнялся по расстоянию до Бостона с яхтой Штамма, как рано утром 7 июня с борта “PRB” поступил аварийный сигнал — на ней снесло мачту. Причем она ушла за борт вместе с гиком, лишив спортсмена возможности изготовить аварийное вооружение.  Корпус самого судна при этом не пострадал.

005

Яхтсмен передал свои координаты и остался ждать подхода помощи. Штамму, однако, оставалось недолго торжествовать над соперником — через час после поломки мачты на “PRB” события на дистанции стали развиваться непредсказуемо.

В 5.45 по Гринвичу Бернард сообщил в штаб гонки, что идет со скоростью 20 уз при ветре около 35 м/с, но опасается за прочность яхты и ее мачты. “Мачта трясется, как сливовое дерево в период сбора урожая, — передал он. — Я схожу с дистанции и направляюсь в ближайший порт”. Не успели руководители регаты оценить сложившуюся ситуацию, как в 8.45 с его яхты поступил сигнал от аварийного маяка.

У “Armor Lux” отвалился киль (или его бульб — точнее оценить ситуацию не представлялось возможным). Лодка легла парусами на воду. Немедленно началась спасательная операция — участвующая в гонке “VMI” (тоже “Open 60”), которая шла в 180 милях позади “Armor Lux”, направилась к району аварии, наводимая по сигналам аварийного маяка.

В 12.30 бравые пилоты из Галифакса смогли установить радио и визуальный контакт с яхтой и убедились, что спортсмен жив. В 14.30 к месту аварии подошел небольшой танкер “Эмма”, и в 15.45 гонщик уже был снят с полузатопленной лодки и целым и невредимым доставлен на борт судна.

Заслуженная лодка осталась в океане — вести речь о ее спасении в условиях непрекращающегося жестокого шторма было — бы по меньшей мере безрассудством. “Яхта неслась вниз по гребню волны со скоростью около 27 уз, когда на киле внезапно появились жуткие вибрации, — рассказывал Бернард впоследствии.

— Почти одновременно с этим я почувствовал, как киль отрывается от корпуса, и практически мгновенно яхта перевернулась. Я елеуспел позвонить своему директору, как в каюту хлынула вода”. Узнав о случившемся с Бернардом, Майк Голдинг убавил свой пыл — как он признался впоследствии, это был прямой приказ его спонсоров.

“Ecover” вновь перешел на вторую позицию, уступив лидерство “Pindar”. До финиша им оставалось еще около 1000 миль, а вот лидеры среди тримаранов уже подходили к Бостону. Вечером 8 июня на 25узловой скорости в гавань “колыбели американской революции” первым стремительно влетел “Geant” Мишеля Дежуайя, так и не уступивший лидерства “Sodebo” Томаса Ковилля, который следовал за ним по пятам всю дистанцию.

По словам самого Мишеля, через два дня после старта, когда разрыв между их судами составлял лишь около 150 м, соперник допустил всего одну ошибку — с опозданием лишь на пару минут отреагировал на заход ветра! “И все, гуд бай, больше я его не видел до самого финиша”, — так объяснил счастливый победитель свой успех.

006

В итоге разрыв между двумя судами составил чуть больше двух часов, средняя скорость обеих яхт превысила 13.5 уз. Третьего призера среди 60 — футовых многокорпусников (им стал Фрэнк Камма на “Groupama”) пришлось ждать уже больше шести часов. Всего 8 дней 8 ч 29 мин и 55 с потребовалось победителю на прохождение дистанции — это оказалось на 38 ч 52 мин лучше предыдущего рекорда Транзата (Франсуа Жуаньон, 2000 г.)!

Что характерно, рекордное время улучшил не только абсолютный победитель — второй и третий призеры гонки также превзошли достижение четырехлетней давности. “У меня не было никаких проблем в плавании — ни с парусами, ни с такелажем, ни с генератором. Только однажды я не смог запустить его — оказалось, отошел разъем в топливном насосе.

Это единственная неполадка в ходе всей гонки”,  — такими словами охарактеризовал состояние яхты Мишель Дежуайя, которому за его въедливость при подготовке судна и грамотное ведение тактической борьбы дали заслуженную кличку Профессор. Пока “многокорпусные” победители пили шампанское и наслаждались красотами Бостона (отцы города и его жители устроили спортсменам восторженный прием), к финишу неслисьсразу три “Open 60”.

Сошедшего с дистанции Штамма в группе лидеров сменил Доминик Вавре на “Temenos”. Майк Голдинг же презрел указание своих спонсоров, “нажал на газ” — и вновь вывел свою яхту в лидеры (незабудем, постоянно перекладывая киль вручную!). Разрыв между “Ecover” и “Pindar” достиг 26 миль и продолжал увеличиваться, но тактически положение “Pindar” выглядело лучше: яхта занимала позицию севернее своей соперницы и “накатывалась” на лидера, пользуясь более благоприятным ветром.

Однако ей на пятки уже наступала “Temenos”, и вот здесь Майк Сандерсон сделал ошибку: пытаясь восстановить свое лидерство, он упустил из виду выгодную позицию Доминика Вавре и перешел на третье место. Увы, тесные рамки журнальной статьи не позволяют здесь подробно рассмотреть перипетии сложной и увлекательной борьбы, которую все оставшиеся четыре дня заочно вели между собой Доминик Вавре, Майк Голдинг и Майк Сандерсон.

Отметим лишь, что, несмотря на необходимость тратить заметно больше времени на повороты и расходуя при этом гораздо больше физических сил, Голдинг продемонстрировал выдающиеся волевые качества и блестящую физическую форму. После гонщик подсчитал, что в течение последних двух суток только на работу у гидронасоса киля он потратил не менее шести часов.

Его усилия оказались вознаграждены сторицей: рано утром 14 июня он первым пересек финишную линию, показав выдающийся результат — 12 дня 15 ч 18 мин и 8 с. Это новый рекорд для однокорпусников — предыдущее достижение (Ив Парлье, 1992 г.) оказалось улучшенным сразу на 48 ч 43 мин. А что же сам Ив Парлье на своем реданном катамаране?

В условиях тяжелого океанского волнения новый аппарат, показывавший блестящие скорости в прибрежных плаваниях, не смог достичь ничего выдающегося — он пришел к финишу лишь 14 июня, вместе с лидерами однокорпусного флота.

007

Итак, 12я трансатлантическая гонка одиночек завершилась и принесла сразу два новых рекорда пересечения Атлантики в одиночку с востока на запад. Но не только этим она ценна. Практически все наблюдатели отметили другие очень важные результаты: впервые многокорпусники в массовом порядке избрали агрессивную тактику выхода на центр циклона.

И что еще более важно, это не привело к фатальным поломкам, переворотам или тем более к гибели судов, как это происходило еще полтора года назад. Проектировщики тримаранов учли свои ошибки и просчеты, значительно усилив их конструкцию, но сохранив скоростные качества.

О росте надежности новых тримаранов лучше всего, пожалуй, свидетельствует то, что практически впервые в истории одиночных трансатлантических гонок флот однокорпусных яхт получил более тяжелые повреждения, чем многокорпусные суда. И яхтами, для которых пришлось организовывать специальные спасательные операции, стали именно два однокорпусника “Open 60” (надо сказать, что как раз в тот день, когда победители в этом классе финишировали в Бостоне, поисковая экспедиция обнаружила дрейфующий в океане корпус “Armor Lux” и взяла его на буксир).

Заметно выросло тактическое мастерство гонщиков — и, как следствие, цена ошибки. Лишь один во — время не сделанный при изменении погодной ситуации поворот лишил Томаса Ковилля возможной победы в гонке, а  ведь это случилось всего на второй день после старта. Но целой Атлантикине хватило, чтобы отыграть потерянные две минуты — Мишель Дежуайя не дал сопернику этого шанса.

Перед конструкторами однокорпусных судов вновь встал вопрос надежности килей. Соблазн заменить весящий 700–900 кг стальной плавник на углепластиковый (весом в шесть раз меньше) очень велик. Но победила яхта, конструкторы которой оказались чуточку более консервативны, а конструкции с углепластиковыми плавниками не смогли даже выйти на старт или, “как Armor Lux”, не дошли до финиша…

Надо отметить и высокое качество руководства спасательными работами — уже через 10 часов после аварии Бернард Штамм был снят с перевернутой яхты — какой контраст с пресловутой уже “Route du Rhum” 2002 г., когда некоторые из гонщиков были вынуждены провести по 70 часов и более на своих опрокинутых судах!

В общем, первая в новом тысячелетии трансатлантическая гонка яхтсменов — одиночек ознаменовала собой новый этап в развитии тактики океанских гонок и совершенствовании конструкций парусных судов. Можно сказать, малое их число на старте полностью компенсировалась качеством самого спортивного соревнования, ставшего блестящим прологом к еще более серьезному испытанию — кругосветной гонке яхтсменов — одиночек. Начало ее намечено на 7 ноября этого года.

Артур Гроховский.

Фото Жиля МартинРаге, Бенуа Штихельбота и Джона Нэша.

Источник:  «Катера и Яхты»,  №192.

15.08.2015 - Posted by | Обзор яхт. | , , , , ,

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

profiinvestor.com

Инвестиции и заработок в интернет

SunKissed

мое вдохновение

The WordPress.com Blog

The latest news on WordPress.com and the WordPress community.

Домашняя яхт-верфь.

Сайт создан для тех, кто мечтает построить яхту своими руками - яхту своей мечты...

Twenty Fourteen

A beautiful magazine theme

%d такие блоггеры, как: