Домашняя яхт-верфь.

Сайт создан для тех, кто мечтает построить яхту своими руками — яхту своей мечты…

Атлантические заметки. Часть 1.

001

Нашей “Флоре” — двадцать пять. Немало, но и не так уж много для кораблика, добротно построенного из тика и красного дерева на дубовом наборе. Юбилей мы отметили выходом в Атлантику: добрались за три с небольшим месяца до Тенерифе, погостили в пути в знакомых портах и вернулись в СанктПетербург.

Без малого 7000 миль, по нынешним временам — вояж не грандиозный. Но большинство членов экипажа (всего в плавании на разных этапах участвовало 12 человек) в подобные походы прежде не ходили, для них многое было впервой.  Впечатлений хватит надолго. Воспоминаниями о некоторых эпизодах стоит поделиться, чтобы приобретенный опыт не остался в тени.

Однако прежде — о самой яхте, ее послужном списке. Будучи 14метровым иолом с традиционными обводами корпуса, “Флора” рассчитана на команду из восьми человек. Отдельных кают под палубой нет, условия пребывания на борту особым комфортом не отличаются, хотя интерьеры и выполнены из красного дерева. Это — “Конрад 45А”, построенный на верфи имени Джозефа Конрада в Гданьске.

Яхту относят к классу крейсерско – гоночных, но термин “гоночная” не очень то соответствует конструкции и вооружению иола с короткими мачтами и обмерной площадью парусов всего 80 м2  . “Она хороший моряк”, — говорят о подобных яхтах, и это определение наиболее точно. Известен случай, когда польские яхтсмены на таком “Конраде” выстояли при встрече в тропическом океане с огромной волной цунами.

Грозный вал  снес бизаньмачту, но люди, укрывшиеся в каюте, не пострадали. Яхту оснащали по простейшей схеме без какихлибо патентованных устройств и “хитрых” дельных вещей. Один из лучших питерских яхтсменов Юрий Фунтиков утверждал: “Флора” — это Корабль! Сломать на ней чтолибо способен лишь буйвол, у которого вместо головы пеньковый кранец”.

Отмечу, однако, что слабые места на иоле имеются. Не совсем удачно  сконструирован тросовый рулевой привод. Штуртросы и отводные ролики приходится периодически обновлять, не дожидаясь возникновения опасных ситуаций. Машинный отсек, расположенный под кокпитом, тесен, а обслуживание мотора требует истинной самоотверженности.

002

Но с механиками нам не везло, да и со средствами на ремонт было туго, поэтому периодически “Флора” ходила как “чистый” парусник, с двигателем, игравшим роль балласта. В эти затяжные периоды выручали нас яхтсмены старой школы, вовсе не знавшие, что такое вспомогательный двигатель. Они были ядром команды, и лучших достижений яхта добивалась именно благодаря им.

Я имею в виду успехи на регатах “Катти Сарк”, о чем в 1982– 1985 гг. и позже рассказывалось в “КиЯ”, в газетах, на телевидении и радио. На международные регаты нас почемуто выпускали только в паре с “Новиком”. Капитаном этой яхты типа “Драко” ходил Борис Орехов. Экипажи дружили, оставаясь бескомпромиссными соперниками в гонках.

Более ходкий “Новик” чаще всего финишировал раньше “Флоры”, но при пересчете результатов мы нередко оказывались выше него в финишном протоколе. Однако понастоящему мы гордимся не победами и призами, а тем, что при выходах за рубеж и в гонках действовали безукоризненно — промахов и неудач нам бы не простили.

Победы наши работали на обретение свободы отечественного яхтенного мореплавания. “Флора” и “Новик” приближали час этой свободы. Все знают, какое время наступило позже. В годы ошарашивающих перемен иол  пережил далеких от яхтинга арендаторов и одного “смешного” временного владельда. Новые хозяе ва более чем сдержанно тратились на содержание яхты и выбирались из гавани не далее Маркизовой лужи.

“Флора” старилась, рассыхалась и потихонечку гнила у бона, пока ее неприобрел Алексей Петрович Захаров. А вот он мечтал о дальних плаваниях, морских гонках и сразу же озаботился ремонтными проблемами, обновлением парусов, механизмов и приборов. Капитально отремонтировали палубу, рубку, внутренние помещения.

Основные работы провели высококлассные мастера Владимир Новиков, Андрей Нюганен, Дмитрий Иванов. Хуже то, что серьезно заняться бортами им не довелось, что позднее не замедлило сказаться. Тем не менее владелец успел вернуть иол в яхтенный дивизион международного флота учебных парусников, в котором “Флору” уже стали забывать.

003

Летом 2003 г. яхта прошла очень серьезную проверку штормовой Балтикой и дважды финишировала в гонках в первой шестерке яхт со спинакерами. На очередную навигацию владелец наметил выход в Атлантику. По доспевшее приглашение на фестиваль во французский порт Дуардене оказалось кстати и подогрело энтузиазм единомышленников, которых сплотила “Флора”.

Пока сохраняется визовый режим, от проверок при пересечении границ не уйти. О местных морских КПП не скажу ничего нового. Те же не оборудованные для стоянки малых судов причалы, те же люди в погонах, которым вечно не до какойто там яхты в силу их занятости более важными “объектами”. По сумме шести стоянок (отходприход) на трех КПП экипаж потерял целые сутки, хотя документы оказались в порядке и ни каких нарушений выявлено не было.

Затянувшееся пребывание в Балтийске у причала для морских паромов, куда портовые власти поставили яхту, обернулось серьезным повреждением: на килевой качке изза сильного волнения в гавани носовым продольным концом вырвало мощный полуклюз по левому борту вместе с куском обшивки. Проверки в Кронштадте вообще носят чисто формальный характер: когда яхта совершает заграничное плавание, ее все равно проверяют на КПП в Гавани Васильевского острова.

Стоянка возле кронштадтского дебаркадера неудобна и тоже опасна. Проходящие  мимо суда далеко не всегда сбавляют ход, разводят волну, которая бьет яхты о борт дебаркадера. Не только мы, приученные ко всему, маемся у таких причалов. Сюда же ставят иностранные катера и яхты, демонстрируя их экипажам своеобразие российского “гостеприимства”.

За этот поход яхта посетила десять зарубежных портов, и всюду можно было заметить изменения в иммиграционном режиме. Там, где прежде экипажи проверяли с пристрастием (а иногда их буквально “трясли” спецы так называемой черной таможни), все выглядело по иному. По крайней мере штатных check points нам не попадалось.

004

Никто из офицеров иммиграционных служб или таможни нигде на борт не поднимался.  Даже в Лиссабоне, где яхту поставили в таможенный бассейн СанПедросуш. Здесь, кстати, пришлось уплатить небольшую сумму официального сбора за фирменные бланки и труд офицеров, которые добрых полтора часа заполняли их в жарком, как сауна, офисе. Тогда же португальцы подтвердили, что никаких формальностей на отход не требуется.

После комиссии мы перешли в соседнюю марину рядом с величественным памятником мореплавателям и благополучно простояли там два дня до очередного выхода в океан. Конечно же, отсутствие видимой “опеки” не означало, что нам — обладателям действующих шенгенских виз — всюду обеспечен “зеленый свет”. Могли, к примеру, возникнуть вопросы в аэропортах при возвращении домой сменявшихся членов экипажа.

Поэтому приходилось подстраховыватъся, разыскивать чиновников и объяснять им, для чего необходимы ненужные нормальным европейцам отметки в паспортах. Чаще всего чиновники шли навстречу, не экономя штемпельной краски. При всем том нельзя не отметить, что шенгенские визы для яхтсменов — великое благо. В ночь на 24 июня мы, наконец — то, простились с Кронштадтом.

На всем пути до Киля пришлось лавировать на переменчивых по силе и направлению ветрах. На подходе к Фемарн — Зунду отсчет лага перевалил за 1000 миль. Когда до гавани Хольтенау в Кильской бухте оставалось рукой подать, стало ясно, что лавировка увеличила время планового перехода на двое суток. После десяти дней пребывания в море мы не могли себе позволить стоянку и в день прихода в Киль уже вошли в канал, внеся 35 евро канального сбора.

До захода солнца предстояло пробежать под мотором хотя бы половину расстояния между  шлюзами на входе и выходе и встать к сваям на ночевку — в темное время суток яхтам ходить по каналу запре щено. Поэтому засветло мы перешли на противоположную сторону канала, вдоль которой тянется длинный ряд свай, и растянулись на концах между береговым пирсом и мощным бревенчатым свайным кустом, равным в обхвате баобабу.

005

Мы никому не мешаем. Промежутки между сваями позволяют беспрепятственно обойти яхту с любой стороны. Стоять носом перпендикулярно оси канала спокойно — волна от проходящих судов почти неощутима. Яхта освещена стояночными огнями. Можно спокойно заняться ужином. Но идиллии не получилось. В сгустившихся сумерках за сваи вдруг влетела какаято шальная яхта и направилась в нашу сторону.

Некто, стоявший на руле, видимо, был пьян, поскольку решил пройти между “баобабом” и “Флорой”. Идиотский замысел, естественно, не удался: яхта уткнулась штагом в наш мощный носовой, и ее, как пружиной, отбило назад. Но ночного “каскадера” первая неудача только распалила: играя реверсом, он вновь и вновь отходил и с разбега “бодал” носовой, и всякий раз отброшенная им яхта наваливала на наш борт.

Господи, избавь яхтсменов от таких любителей порулить! На шлюзе экипаж пополнился двумя прибывшими из дома. В Северное море яхта входила с отливом и проливным дождем. Потеплело, но лета не ощущалось. Оно ждало нас в голландском Эймуйдене и Нордзе канале, ведущем в Амстердам. Но рассказ об этих местах отложим до захода в Голландию на обратном пути.

Пока же, опуская детали лавировки, перенесемся к о. Уайт, за которым лежит Саутгемптон. Приближаемся мы к нему, ежечасно включая на минутудругую электропомпу. В скором будущем течь доставит нам уйму хлопот и обернется ощутимыми затратами, что, кстати, не стало полной неожиданностью.

Дерево — отличный материал. Но деревянные корпуса рассыхаются на солнце, в теплых эллингах. Их рвет морозом, если из обшивки и узлов набора до холодов не выветрилась влага. Щели, вздутия приводят к течи. Временной — до забухания, “втягивания” деталей на прежние места. А то и постоянной — до неотложного ремонта. Зиму “Флора” простояла в холодном эллинге, пересохнуть корпус не мог.

006

Следовательно, подорвало его морозом. Перед отходом яхта забухала довольно медленно, так что в море мы вышли с “сырым” трюмом. Вскоре выяснилось, что надеяться на забухание не приходится. Течь прекращалась на стоянке, но в свежую погоду на ходу, когда связи корпуса начинали играть, поступление воды усиливалось. Конечно же, выходить в океан, не устранив причину этой напасти, было опасно.

Корпусом мы решили заняться во Франции перед выходом в Бискайский залив. В узкости и портовые воды мы чаще всего входили в темное время суток, в чем, в общемто, не было острой необходимости. Но считаю, что такая практика полезна даже для бывалых яхтсменов. Навигационные навыки без тренажа притупляются. А ведь практикой мы не избалованы.

Новичков подобные ночные бдения избавляют от неуверенности в действиях, учат серьезному отношению к древним “навигацким” наукам, хотя на иных яхтах современных электронных средств судовождения хоть отбавляй. Тонкие, умные приборы выходят из строя, как хрупкие электрические лампочки, тогда как карты и магнитные компасы служат надежно.

Саутгемптон — главный глубоководный порт Великобритании в Английском канале, занимающий одну из прекраснейших природных гаваней мира, приспособленную для обработки крупнотоннажных судов. Как всюду в Англии, к яхтсменам здесь относятся великолепно, марины  вместительны и удобны.

Нам предстояло знакомство с одной из них, но прежде требовалось преодолеть фарватеры, проходящие по акватории Southampton Water, знаменитой уникальными “двойными приливами”. Однажды, в далеком 1982 г., “Флора” уже посещала Саутгемптон, что подтверждается не сакраментальной надписью “Здесь был Вася”, намалеванной на стенке дока, в котором яхта “отдыхала”, а наградным протоколом после штормовой гонки.

007

Вспоминается финал, когда иол летел с попутным ветром по крутой волне, сбивая пенные гребни ноком грота гика. Помню лихую работу рулевых, втроем перекладывавших штурвал, чтобы удерживать яхту на курсе, и спинакер, разлетевшийся в “лапшу” перед самым финишем.

По правилам регаты входить в порт разрешалось только до захода солнца, чтобы в темноте не иметь дела с коварными течениями. Финишировав, завели штормовые паруса. В Соленте какоето время пришлось побыть в роли спасателей: мы отводили от подветренных камней небольшую яхту, потерявшую руль. Ни у нас, ни на этой яхте двигателей не было.

Маневрируя на крутой волне, “Флора” порвала три хлипких линя, поданных с яхты для буксировки. Наконец бедолаги смогли принять и закрепить наш “несгибаемый” якорный трос, и дело было сделано. Серебряный приз за 2е место в той гонке Виго—Саутгемптон вручала нам сестра королевы — ее Королевское Высочество принцесса Александра.

И вот наша яхта снова в порту “двойных приливов”. Нарастание высоты прилива здесь продолжается около 17 часов(!) и достигает 4.5 м. За этот весьма продолжительный период акватория обширной бухты принимает огромные массы воды еще и от впадающих в нее рек. С отливом вся эта масса устремляется к морю, образуя сильные, сложные по характеру течения.

Именно с таким приливом, а затем и с неизбежным отливом “Флора” входила в Саутгемптон. Ветер еле тянул. Работал двигатель, но яхта продвигалась до вольно медленно. Держались за бровкой фарватера, где нам не угрожали ни мели, ни суда. К тому же, на гротмачте вдруг отказал топовый огонь. Превратили мачту в “елку”, включив все другие огни, чтобы яхту воспринимали, как НЛО.

008

“Хитрость” сработала: тут же, утробно урча могучим двигателем, появился огромный катер “Кост Гарда”. Начались вопросы. Когда англичане уяснили причину столь “своеобразной” комбинации наших огней, им захотелось выяснить, есть ли у нас план порта и где мы собираемся остановиться.

Из нашего отрицательного ответа на первый вопрос естественным образом вытекало намерение определить место стоянки “визуально” — по скоплениям мачт, которые “произрастают” только в маринах и яхтклубах. На этом мы расстались, вполне до вольные друг другом, но вскоре по корме опять заурчало. На этот раз к нам подваливал лоцманский бот.

С него на “Флору”молча передали какойто свиток, и катер сразу отвалил. Так на борту появился цветной план города и его портовой части, причем фломастером на нем было обведено не только место ближайшей марины, но и точки основных супермаркетов. Ясно, что свиток приплыл с подачи «Кост Гарда». Такой вот сервис! Спасибо, Саутгемптон!

План ночью привел “Флору” ко входу в вместительную приливную марину “Океанская Деревня”, в глубине которой расположен Королевский океанский яхтклуб. Утром яхту поставили возле офиса клуба. Место оказалось очень удобным, но довольно дорогим: около фунта ежесуточно за фут длины корпуса. Примерно столько же стоил литр дизтоплива.

С городом народ знакомился в ходе поиска офиса им миграционной полиции. Чиновники нас вовсе не ждали, но прониклись нашим трогательным желанием заполучить их автографы в паспорта. Опять же — на день визита в офис, но никак не на даты прибытия или предстояще го отхода.Экипаж рассчитывал задержаться здесь на двое суток, чтобы посетить Лондон.

Представляете, чем обернулась необходимость за день осмотреть его достопримечательности? Носились, “ускоряя шаг”, по Пикадилли и площадям, при этом о виски шотландского разлива, дегустация которого объявлялась наиважнейшей частью культурной программы, вовсе забыли. В Английский канал выходили тихим солнечным днем, оставляя о. Уайт по левому борту.

009

В проливе Солент, как всегда, было множество парусов, скопления которых давали представление о дистанциях прибрежных регат. Нам же опять предстояла лавировка. На одном из галсов она вывела яхту на маяк Эддистон, от которого “Флора” в апреле 1984 г. в составе флота “Катти Сарк” стартовала на Канаду.

Эддистонский маяк возводился над россыпью опасных осыхающих скал, скрываемых в шторм волнами. Он стоит в 13 милях от Плимута и считается  одним из самых изолированных в мире. Скала, служащая основанием, настолько мала, что на ней нет места для какихлибо других строений. Маяк перестраивался четыре раза, а первую башню с огнем в конце XVII в. возвел на собственные средства некий Уинстенли.

Имя этого человека в одном из романов приводит Виктор Гюго. Завершив титанический труд, строитель воспроизвел на башне латинский девиз “Pax in Bello” (“Мир во время войны”) и поселился в ней сам, чтобы лично убедиться в несокрушимости своего детища. Гюго так завершает эту историю: “Предложение мира не всегда обезоруживало океан. Буря не замедлила явиться и унесла с собой маяк вместе с Уинстенли”.

“Флора” лавировала в водах, о которых романист оставил многочисленные леденящие кровь “лоцийные” заметки. Но в море полезнее освежить в памяти опыт яхтсменов. Та же книга Колса “Под парусами в шторм” содержит много практических советов, которые пригодятся и при лавировке на приливоотливных течениях Английского канала, и при выборе вариантов путей в обход опасных скал.

Направляясь в океан или возвращаясь с океана, “Флора” всегда огибала о. Уэссан с внешней стороны. Проход Фур, отделяющий остров от материка, оставался загадкой. Входить в него даже в тихую погоду яхте без мотора и надежных приборов опасно: на лавировке при маловетрии изза сильных течений запросто можно оказаться на камнях. Штормовые океанские ветры “закручивают” местные течения таким непостижимым образом, что шансы найти “свой” камень возрастают.

Так что океанский путь в любом случае предпочтителен по соображениям безопасности, хотя Фур сокращает его на несколько десятков миль. На этот раз у нас на яхте имелись и исправный двигатель с запасом топлива, и хорошие приборы. “Флора”, миновав Английский канал, скользнула в Фур, чтобы до сумерек войти в узкий океанский залив Дуардене.

0010

Лавировать не пришлось. Шли под парусами, периодически включая двигатель. Видимость сохранялась хорошая. И все получилось, как нельзя лучше: до полуночи успели добраться до главной рыбацкой гавани. За 24 дня с момента выхода из дома яхта прошла более 2000 миль (по лагу) и задерживалась на короткое время только в Амстердаме и Саутгемптоне.

Ночь и первую половину дня простояли без соседей, а вот после полудня картина начала быстро меняться. Из близкого Бреста, где накануне завершился  другой представительный фестиваль, дружно потянулись парусники. Дул веселый бриз, суда входили в ворота гавани, не убирая парусов. В основном это были кечи, шхуны, бригантины, небольшие барки.

По их виду можно было прослеживать особенности вооружения судов разных эпох. Не только стилизованных под старину, но и подлинно старинных. Поговаривали, что число вымпелов достигнет 1500. По всей видимости, в таком предположении преувеличения не было. Внутренняя гавань вскоре оказалась основательно забитой. Сюда же встали украинский трехмачтовый корабль “Херсонес” и наш “Штандарт”.

Шхуны швартовали кормой к причалам и молам так, что между бортами едва оставались просветы для кранцев. Суда размещались и с внешней стороны порта — у городской набережной, подавая носовые на рейдовые буи и бочки. Несомненно, что даже в эпоху паруса этот небольшой рыбацкий порт не мог собрать одновременно такой огромный флот.

И это в Дуардене повторяется раз в два года (возможно, здешние фестивали скоро станут ежегодными). А мы на своей Неве только один раз (в 1996 г.) приняли регату “Катти Сарк”, причем судов тогда гостило в СанктПетербурге в пятнадцать раз меньше… Заорганизованности не чувствовалось. Более того, за дни стоянки мы так и не увидели официальных представителей оргкомитета или хотя бы офицеров связи. Скорее всего, последних на яхты не назначали.

Тем не менее все шло чинно и гладко. Чартерные суда с туристами в назначенное время выходили в бухту для маневрирования на отведенных акваториях. Малые суда гонялись в гонках на коротких дистанциях. Набережные да и все прилегающие к порту улицы с утра до ночи были забиты толпами гостей. Как принято, люди угощались за огромными столами под открытым небом, пели и танцевали.

Самыми счастливыми выглядели дети и их четвероногие друзья — болонки, пудели, лабрадоры, которым перепадали остатки блюд бретонской кухни, распространявшей сногсшибательные запахи. Общаться с приветливыми бесхитростными бретонцами нам помогал пожилой парижанин Реми, довольно хорошо говоривший порусски. На фестиваль парусов он приехал, чтобы отключиться от однообразия столичной жизни. И, похоже, отключился, поскольку очень серьезно вникнул наши проблемы по ремонту обшивки.

Виктор Гусев, капитан яхты “Флора”.

Источник:  «Катера и Яхты»,  №197.

18.07.2015 - Posted by | Путешествия. | , , , , ,

Комментариев нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

profiinvestor.com

Инвестиции и заработок в интернет

SunKissed

мое вдохновение

The WordPress.com Blog

The latest news on WordPress.com and the WordPress community.

Домашняя яхт-верфь.

Сайт создан для тех, кто мечтает построить яхту своими руками - яхту своей мечты...

Twenty Fourteen

A beautiful magazine theme

%d такие блоггеры, как: